alex_semenov (alex_semenov) wrote,
alex_semenov
alex_semenov

Category:

Наука вчера, сегодян, завтра. Големологический взгляд.

Это версия статьи, помешенной на сайте "Горизонт возможного" в качестве передовицы. У меня давно валялись несколько заготовок, где я пытался обыграть метафору фрактала в качестве образа науки. Решив примостырить эту аналогию на бампер своего сайта, я все эти заготовки сгреб, перелопатил и получил то, что получил. Кстати, не очень и нравится.
Но, перелопачивая заготовки, один фрагмент я отложил в сторону. Пробежав его свежим глазом, я решил, что неплохо получилось, черт возьми, и стоит выложить его отдельно. Отдельно, потому что речь здесь идет о науке вообще. То есть, тема явно ушла в сторону от межзвездных переселений. Но пока я в настроении, и коль попало под руку, спешу избавиться и от этого материала немедленно. "С глаз долой - из сердца вон!"

Научное средневековье
XXI, XXII, . . .




Горизонт возможного

Одной из распространенных метафор процесса познания природы в прошлых веках был "круг знаний". Человеческие знания уподоблялись кругу. Площадь такого круга - это то, что человек уже познал, а окружность - граница его незнаний. Все же остальное бесконечное пространство - это то, что еще предстоит узнать. Тем самым подчеркивалась не столько безнадежность процесса познание, сколько необходимость в смирении гордыни и бесконечности этого благородного пути.
Другая важная мораль метафоры - в возрастании длинна окружности.

Чем больше человек познает, тем больше граница его незнания. Этим подчеркивалась другая важная деталь. Человек, приобретающий истинные знания, избавляясь от старых вопросов, тут же встает перед новыми, которых, кстати, становится еще больше.

Весь XIX и XX век, просвещенные люди пытались убедить массы в бесконечности познания и прогресса. И теперь мысль, что в "мире много друг Горацио такого, что и не снилось нашим мудрецам" овладела даже самым недалеким умом. Особенно эта мысль "пригодилась" в связи с некоторым неудовлетворением результатом этого прогресса в последнее время. Ведь весь предыдущий опыт нас учит - прирост знаний (не обязательно у всех людей) сопровождается приростом технологических чудес (для всех!). Мы уже привыкли, что так называемый горизонт возможного (граница технологических возможно в рамках наших знаний о мире) наука для нас постоянно раздвигается с ростом радиуса круга наших научных знаний. Как же может быть иначе?
Может! - утверждают некоторые "несознательные" ученые. Они говорят о конце науки. О таком конце было принято говорить всегда. Мол, сколько раз уже стращали, а потом открывались новые горизонты! А "несознательные" говорят, да мы в курсе. Но теперь точно конец виден.
Речь идет о том, что фундаментальные проблемы в основном уже решены. Все основные теории уже созданы. Осталось их уточнить. То есть за последние 300 лет наука прошла в некотором смысле почни до горизонта познания. Современная научная картина мира в основных чертах прорисована. Науке осталось только без конца уточнять детали этой картины.
И вот такая точка зрения для масс пока недоступна, хотя среди ученых негласно и признается (хотя бы методологически). Такое понимание породило новую более сложную и красивую метафору процесса познания. Фрактал. Принципиальным философским отличием фрактальной аналогии науки является то, что она наглядно демонстрирует: безграничный рост границы научного незнания совсем не обязательно должно происходить на бесконечной плоскости. Фрактал может бесконечно ветвиться в очень ограниченном пространстве. Например, множество Мандельброта все расположено на комплексной плоскости внутри окружности радиусом R=2.

Как это можно интерпретировать?
Познавать окружающий нас мир можно бесконечно. Но это не значит, что так же бесконечно будут расти и наши технологические возможности, наш технологический горизонт возможного. Бесконечность бывает разная. Бесконечное число раз можно делить пополам единичный квадрат. Но суммарная площадь бесконечного числа таких кусочков будет равна площади изначального квадрата. То есть единице:

1= 1/2+1/4+1/8+1/16+. . . + 1/2n + . . .

Конечно, если речь идет о границах неведомого, то здесь уместна постоянно удлиняющаяся в процессе уточнения граница множество Мандельброта. Она могла бы символизировать открывающиеся перед взором ученых все новые и новые научные проблемы и тайны по мере детализации наших знаний. И этот рост просто катастрофический. Так в биологии понимая все больше и больше мы открываем просто лавину новых вопросов. Но они... становятся мельче. Не столь фундаментальны.
Пример с делением квадрата хорош и тем, что он символизирует прирост "площади" наших технологических возможностей, так сказать "круга возможного".
Нам уже известна сумма первых трех-пяти членов ряда и в оставшейся части нет ничего, что позволило бы нам мгновенно перемещаться в пространстве или хотя бы сделать компактный, мощный и экономичный ракетный двигатель наподобие того, что мы видим в голливудских фильмах. Либо мощный, либо экономичный. Нет, можно и то и другое, но тогда уж никак не компактный.
То есть горизонт возможного, если и будет смещаться, то на долю оставшихся членов ряда. Принципиальной технологической ценности это иметь не будет. Ведь любая новая научная теория должна согласоваться с выводами старой. Она как бы находится внутри предшественницы (как половинки площади) и только уточняет "некоторые" недоразумения и неясности старой. При этом мы практически всегда получаем какой-нибудь новый совершенно неожиданный запретительный закон. Ограничитель.
Так механические закон сохранения энергии, импульса, момента, запретили нам черпать энергию из ниоткуда. Мы уже почти забыли что людям хотелось не только бесконечного дарового источника энергии (и сейчас хочется) но и безопорного движения! Законы термодинамики, лишил нас еще очень большой массы возможностей. Теория относительности запретила скорость света, чего ей никак не могут простить энтузиасты, стремящиеся подстроить законы вселенной под ограниченность своего ума. Квантовая механика наложила пока еще очень теоретический запрет, который в будущем ни раз икнется наивным энтузиастам, которые спят и видят завтрашний нанотехнологический рай для человечества. Даже математика (не естественная наука, а умственная) и та наткнулась на запрет вожделения. Теорема Геделя разрушила вековую мечту математиков.

Несколько эмоциональное замечание
о "деревенском дурачке".

Конечно, не все так плохо. Есть и неожиданно радостные подарки новых научных теорий. Особенно много их было в последние два столетия. И глядя на наш квадрат легко понять почему. Последние из них: транзистор, лазер, ядерная бомба, универсальный вычислитель. Но если мы оглянемся назад, то увидим, что эти подарки не покрывают и мизерной доли вожделений и ожиданий единичных энтузиастов прошлого (XIX, первой половины XX века). С каждой новой научной революцией технологических подарков всегда становится все меньше и меньше (а ожиданий и энтузиастов все больше и больше). Доля новых возможностей действительно сжимается как площади половинок нашего квадрата. Мы просто этого не ощущали в силу глупости и забывяивости, но ведь старая классическая физика технологически обогатила наш мир куда больше, чем новая квантовая и релятивистская механика. До сих пор не все возможности, подаренные ею, уже "утилизированы и рационализированы" нами. Это очевидно. Во всех технических вузах мы изучаем в основном классическую физику. Она пока царствует в технологиях и будет царствовать наверное всегда.
Технологические возможности квантовой механики только начались осваиваться. Хотя они куда скромней. А вот в области ядерной физики благодаря нашему милитаризму, мы практически все возможности уже освоили и утилизировали. Осталось совсем чуть-чуть.
Как много новых возможностей принесет очередной научный переворот? Скажем торжество теории струн или что-то ей альтернативное?
Я думаю (и специалисты со мной согласятся), что в практическом смысле - ноль.
Но может, стоит ожидать перелома этой общей тенденции в будущем?
Конечно можно, но не советую. Как известно "Дурень думкой богатiе" (укр. "дурак богатеет мечтой").
Когда-то я сам был наивным оптимистом по поводу даров науки. Ведь я тоже, как и все, вырос во времена быстрых перемен в жизни (в конце эпохи урбанизации СССР). И святая вера в сверхволшебные открытия не требовала от меня никакой умственной доблести. Это было частью культуры, в которой я жил. И отказ от ее "истин" потребовал некоторого насилия над собой. Что я и сделал. А теперь другие упорно и радостно пытаются меня обернуть к общепринятой иллюзии. "Открыть глаза", "сорвать шоры". Это происходит так часто, что я стал злобно называть носителей такого энтузиазма "деревенскими дурачками".
Есть такая диковатая народная притча:
Деревенский дурачок увидел процессию, испугался и начал плакать. Ему надавали подзатыльников. Чего дурак, мол, плачешь?! Ведь свадьба, радоваться надо!
Уяснив урок, в следующий раз, встретив толпу людей, юродивый начал смеяться и пританцовывать. Его опять побили.
Оказалось - это были похороны.
Очень многие люди, будучи существами, глубоко невежественными (или очень узкими специалистами), похожи на такого вот дурачка. Они не в состоянии уловить суть явления под названием "наука", но, рассуждая по нехитрой аналогии ("как научили подзатыльниками"), они бросаются радоваться и поучать меня, пританцовывая: "Вы батенька, узко мыслите. Вот в позапрошлом веке тоже узко мыслили, не знали, куда навоз с улиц девать, если лошадей разведется..."
И ведь противопоставить этой "логике" практически никак невозможно. Глас и чаяния народа! Увы, Губерман тысячу раз прав: "Идея, брошенная в массы, что девка, брошенная в полк".
Хочется сразу дать такому подвернувшемуся под руку подзатыльник. Мол, вы батенька, просто дурак! И на этом разговор закончить.
Конечно, я тоже рассуждаю по аналогии. Ни у меня, ни у "батеньки дурака" железобетонно надежных аргументов нет. Однако в одной вещи ом меня не можете улучить никак, как бы не старались. В убожестве мысли. Стереотипности.
Верить в безграничность будущих возможностей и будущие технологические чудеса - этого еще мало, чтобы называть себя человеком широких взглядов. Узколобость, как и зло, многолика. Как раз в эту безграничную веру тупая узколобость нынче и рядится. "Слишком широкий взгляд" в конце концов, превращает массового "деревенского дурочка" в жертву цыганок на рынке и шарлатанов-экстрасенсов на стадионах.
Можете со мной не соглашаться. Но в одном вы мне не откажите никак. Моя "отсталая" точка зрения непривычна для нашего времени. Мыслить в стиле Экклезиаста, как я ("что было, то и будет"), в XIV веке или в XIX было общепринято. Как мы теперь знаем, тогда это был признаком узколобости. Согласен. Тогда все армия деревенских дурачков "плакала" (как и я теперь), проявляла скепсис, хотя надо было "смеяться". Но я живу уже в начале XXI как и вы. И я вижу "другую процессию". Я вижу процесс торможения прогресса. Вы нет? Значит плохо смотрите!
Меня не разморозили, не переместили колдовством из прошлого. Я ваш современник, вырос в той же культурной среде быстрых технологических перемен, что и вы, на тех же "подзатыльниках". Я, как и вы, являюсь одновременно и порождением и жертвой своей эпохи.
Поэтому я и говорю вам: не надо быть деревенским дурачком.
Плакать и смеяться надо к месту.
Раскройте глаза и имейте смелость пользоваться своими мозгами сами.

Фрики!

И так, я настаиваю на фрактальной аналогии науки как образе происходящего в ней. На бесконечном приближении ее к некой фиксированной границе истины, контур которая в общих чертах нам уже известна. Конечно, у нас еще есть ряд крупных проблем. Так, например, моя любимая тайна - тайна разума. Но я уверен, что она располагается, так сказать, где-то на границе множества Мандельброта. Где-то в пределах радиуса 2 очерченного почти законченной физикой, королевой естествознания. Конечно, это некая относительно большая полость, проход к которой нам надо еще найти...
Другая большая научная тайна - происхождение и суть жизни. Третья - тонкости рождения вселенной...
Я знаю, что есть масса народу, которые мне скажут: ортодоксальная наука в корне заблуждается! Никакого Большого Взрыва не было! Эйнштейн неправ! И вообще, наука умеет много гитек!
Если это так, то вы скорей всего - фрик ("странный"). Альтернативщик. И мне не интересно вникать в ваш альтернативный взгляд. Я почти уверен, что вы где-то заблуждаетесь. Конечно, я не уверен в полной правоте Эйнштейна. Более того, я вполне допускаю, что теория струн сейчас торжествует благодаря "заговору ученых". Она просто модная теория. В конце концов, я очень плохо знаю современную физику и сужу с чужих слов.
Но я верю в ортодоксальную науку.
И вот почему.
Наука, старая добрая наука Френсиса Бэкона, устроена как человеческий институт так, что протащить туда грубую ошибку, конечно можно... но максимум через 30 лет ее обнаружат. Потому что ученые - это самолюбивые обезьяны. Каждый из них спит и видит, как опровергнет того или иного своего коллегу. В таких условиях не то чтобы мышь, муха ошибки не проберется в выстроенное здание знаний о мире!
В студенчестве все ученые были фриками. Все брались опровергать Эйнштейна или другого столпа в своей области знаний. Но не получилось. Тех кого получилось, опровергли. "А гуси летят уже высоко, летать так летать, я им помашу рукой!"
Конечно, есть такое явление, как массовое заблуждение. Теория мимов на этом и строится. Но в науке это крайне маловероятно. Люди ее создававшие МЕНЕЕ ВСЕГО склонны поддаваться эффекту толпы.
Фрики этого не хотят понимать. Им не хочется принимать мир таким, какой он есть. Хочется обосновать свою веру в чудо, которого ортодоксальная наука им не дала. Обидно, понимаю, но что поделать?
Я действительно не верю что в процессе выживания научных идей в научной среде, в этом котле человеческих самолюбий, могла родится "не та наука". И никто из нормальных ученых-ортодоксов тоже в это не верит. Уж насколько я "сам по себе" (несогласным с толпой для меня особое удовольствие) но в отношении науки я - пас.
Где-где, но на рынке научных идей, "невидимая рука" (Адам Смит) отбора бреда работает как нигде хорошо. Во всяком случае, работала до сих пор, пока формировался фундаментальный скелет наших знаний о мире. То, что можно назвать ядром наших научных представлений.
Будет ли так и дальше?
Хорошо бы. Хотя и есть некоторые сомнения. Но даже если сомнения оправдаются - не беда. Большая часть нужных знаний уже получена. И это меня искренне радует.

Наука вчера, сегодня, завтра.

Люди изобрели три великие вещи. Первая - язык. Это не наше изобретение, а природы. Мы все в 3-5 лет "сами собой", без усилий осваиваем тот или иной язык. Потому что эта способность в нас заложена природой. Это сделало нас людьми. Способность к манипуляции с символами в своей голове. Не "труд" (как учили марксисты) а язык сделал нас разумными. Верней псевдоразумными...
Следующий шаг - изобретение письма. Символы, которыми мы манипулируем в голове, отделились от нас. Стали записываться на внешний носитель. В конце концов, это привело нас к следующему шагу - цивилизации.
Писать и читать надо учиться вопреки своей природе. Но все люди могут это сделать, если вовремя начнут. Проверено на большим числом экспериментов.
Третье великое открытие - математики. Математика - это игра с символами по жестко установленным правилам. То есть не только алфавит но и правила манипуляции с ним сделались внешними. Объединив символы с правилами, мы научились строить формальные системы. То что я называю "игра в бисер". Сама по себе эта игра бессмысленна, хоть и красива. Но, приложив нужным образом эту игру к реальности, мы получаем сверхинструмент. Науку.
Потребовалось много времени, чтобы наука как орудие здравого ума, инструмент понимания мира, сложилась в сознании людей и даже в социальный институт. Стала частью цивилизации. Большинство современных людей этого до сих пор не понимают. И большинству людей до сих пор наука недоступна. Большинство людей пользуются ее плодами но не учувствуют в ней. Хотя по идее должны были бы...
Наука - ценнейшее приобретение человечества. Жемчужина европейской культуры, сделавшая ее лидером "гонки цивилизаций".
Вы строите теорию. Для этого вам нужна математика (по крайней мере логика). Потом вы примеряете ее к реальности. Ставите эксперимент. Сравниваете теорию с оригиналом (то есть получаете ее модель). В науке всегда существует несколько теорий изучаемого явления (несколько моделей). Но новая теория победит в отборе, выживет в среде обитания (научном сообществе), если есть решающий (парадигмистический) эксперимент. Этакая, разрешающая процедура, говорящая "теория 1 лучше теории 2". Пока такой эксперимент можно поставить, институт науки (лучший механизм утилизации человеческого тщеславия) прекрасно работает. Сейчас почти все эпохальные научные эксперименты превратились в лабораторные работы студентов.
Вплоть до середины XX века научный эксперимент (или наблюдение) был достаточно дешев, доступен одиночкам, даже в области ядерной физики. Именно к этому времени и сложилось ядро наших представлений о мире.
Почему? Потому что эти знания действительно значимо проявляются (и легко проверялись) в нашей реальности. И самый яркий воспроизводимый эксперимент - ядерный взрыв. Это был Рубикон. Во второй половине XX века наука стремительно дорожала, шел процесс выгребания остатка значимых проявлений законов мироздания на волне научного энтузиазма в обществе. Общество как раз именно тогда поверило в науку как в бога и готово было носить подношения на алтарь - за нее безоглядно платить. Так мы в конце концов обнаружили ДНК и Красное смещение. Серебряный век науки.
Но, я думаю, этот последний период бурного роста науки не только в глубь но и в ширь не остался для нее самой бесследным. Она стала чуть-чуть другой. Во-первых она стала популярна (на время) в народе. Это давало возможности, которые несомненно были реализованы, но это был кредит. Безмозглое общество требует отдачи. А это значит, что просто так наукой заниматься теперь сложно. Надо вертеться как уж на сковородке доказывая важность ваших исследований.
Другой фактор. Наука до Манхэттенского проекта была узким очень элитарным общественным явлением. Почти клубным занятием. Ею занимались особые люди, часто в свободное от зарабатывания денег время. Без претензии на общественное признание. Конечно, были колледжи, лаборатории, журналы. Весь современный институт науки был уже тогда. Но это была малая и провинциальная часть мира, где не толпились лишние люди... Прекрасный золотой век!
Сейчас же наука стала частью нашей цивилизации. Наука стала дороже, заниматься ею стало престижно, ученых стало больше, среднее качество их, естественно, стало хуже. Она стала частью Большой Системы. Не провинцией, а центром общества. Поэтому не удивительно, что появился... налет деляжества. Появились явные фальсификации и злоупотребления. И есть все основания полагать, что дальше коррозия старой доброй науки в этом направлении будет только прогрессировать.
Всему свое время. Увы!..
Слава богу, наука становится мельче. Она становится все более прикладной. Она действительно становится в массе своей корпоративным производством неких прикладных результатов. Потому что наши знания, расширяясь из некоторой точки незнания в центре множества Мандельброта, достигла как раз "пенных" границ и теперь мы вынуждены вгрызаться в бесконечно усложняющиеся мелкие детали.
Это уже другой процесс.
Однажды наука, как явление, радикально изменится.

Пена

Наука всегда делилась и будет делиться на науку и лженауку. Однако в старые добрые времена, их различить было много проще. Раньше все было проще.
Теперь же процесс усложняется. Прежде всего, настоящая наука становится все менее прозрачной, если хотите, "научной". Ей все тяжелей отвечать четким критериям Ф. Бэкона. Скажем, в фундаментальной физике появляются новые теории, проверка которых становится настолько сложной, а ее теория настолько умозрительной, что разница между ними почти неуловима. Тогда о чем спорят ученые? Как крайний случай такого спора, например, можно привести спор о мультиверсной интерпретации квантовой механики Хю Эверетта. Если такая интерпретация ничем не отличается в любом эксперименте от, скажем, копенгагенской, то какая разница, что Пенроуз ее считает ересью, а Дойч активно ее пропагандирует?
Не лучше ситуация и в более земных науках. Я, как дилетант, не видящий деталей, с восторгом принял теорию полового диморфизма Геодакяна. Но пообщавшись в ЖЖ с профессиональным биологом понял, что логику технически стройной общезначимой теории Геодокяна легко утопить в куче мелких деталей современной биологической науки. Вот почему эта теория не может пробиться уже более 40 лет! И пробуется ли когда-нибудь?
А всевозможные социальные и психологические науки? Они всегда балансировали на грани лжеучений. Что есть психоанализ Фрейда? А соционика? А принцип Питера? Я сам люблю теоретизировать в таких областях. Например здесь или здесь (а эта самая статья?). Я это все называю галемологией. Отчасти потому что речь идет о "големах", надчеловеческих структурах-фантомах, но от части, потому что отдаю себе отчет в неустранимой зыбкости всех этих теорий. В полусерьезности их алфавита и правил вывода. Мол, галематья... И ведь, в будущем ситуация с этими вещами никак не улучшится! Мы вслед за Пригожиным начинаем понимать, что простые системы уже изучены. Нужно изучать сложные, многосолйные, где одной единственной теорией не обойтись. Нужно выстраивать целую иерархию теорий. Та же теория разума, например.
На экспериментальной проверке таких иерархий теорий лежит проклятье неустранимой сложности, хаоса факторов, от неясного влияния которых нельзя оградиться и поставить четкий разрешающий эксперимент.
Скажу точнее. Согласно теореме no free lunch, чем по большему числу факторов мы пытаемся оптимизировать выбор неким случайным методом (а наука по Попперу именно такой метод) тем ближе он к простому тыку пальцем в небо. Тем менее эффективен механизм науки.
Пена!
Но это - белая пена, которая на краях - сереет...
Есть еще и черная. С другой стороны истины. Лженаука. Она сейчас пенится куда сильней, чем прежде.
Наивно думать, что лженауку продвигает шайка шарлатанов, сознательно паразитирующие на невежестве людей. Такие есть. Но, думаю, их пока немного. Ударная сила лженауки сейчас - честные фрики, искренне верящие, что ортодоксальная наука зажралась и сбилась с истинного пути и их долг взойти на костер дабы...
Откуда они? Почему их стало теперь так много?
Думаю, действует два фактора.

Первый - наука действительно перестает оправдывать надежды, возлагаемые на нее обществом. Обществу плевать на внутреннюю красоту и целостность картины мира. Большинство людей ее просто не видят. Но им нужна отдача. По "выходу" и судят.
Хорошо известное социальное явление. Революции происходит не тогда, когда идет спад жизненного уровня, а на стадии его подъема, но с отрицательным перегибом (вторая производная), когда ожидания перестают оправдываться с ожидаемой скоростью.
Но как раз на такой стадии современная наука и находится! После бурного роста (пик - атомная бомба, космос, ДНК, компьютеры), в обществе возникли новые и бОльшие ожидания, которым не суждено оправдаться. Где волшебные источники энергии, техноизобилие? Где чудесные телепортаторы, машины времени?
Нет, и не предвидится?!
Научная революция действительно заканчивается. Это не всем заметно но это так. А значит, будет контрреволюция. Черная пена альтернативной науки - это только начало. Фрики с которыми мы сейчас имеем дело - это в основном "наши люди", но которым не повезло по жизни с идеями.
Когда фрик начинает теоретизировать, я все думаю, как это ведет к благам, не обещаемые "старой" наукой? Если вы читаете фрика - листайте его труд в конец. Там непременно будет описаны фантастические прикладные выводы из его теории. Как правило, даровая энергия, телепортация, путешествие во времени, вечная жизнь. В общем, счастье даром, всем, и пускай никто не уйдет обиженным! Подсознательно или сознательно, фрик всегда работает ради этого!
Нормальный ученый - тоже. Но если он видит что нельзя - то нельзя. Ученый меняет себя под реальность А фрик подгоняет реальность под себя. От гения до маньяка - один шаг.
Фрики очень даже неглупые люди. Они уже почувствовали "неладное" с отдачей в официальной науке. Более того, большая часть из них - очень хорошие, бескорыстные, возвышенные души. Поэтому они и "бьют в набат", пока остальные люди по-прежнему узколобо ждут новых благ от старого бога. Фрики уже четко поняли, что пора что-то менять радикально. Или мир или сове отношение к нему. Они меняют мир. То есть установленные "ортодоксальной" наукой законы. Большинство же людей если и замечают некоторый застой в "овладении природой", то верят - это временно! Но однажды самому последнему идиоту все будет ясно. Интересно, с кем будет тогда народ? И каких "книгочтеев" серые будут вешать в первую очередь?
Второй фактор увеличивающий массу черной пены лженауки- человеческий. Фрики - особого склада ума люди. Такой личности взойти бы на костер за идею, бороться с неверием большинства, противостоять старым закостенелым взглядам... Это люди "заточены" специально для раннего, на худой конец, серебряного, золотого века науки. Они принципиальные одиночки, не боящиеся браться за безнадежные глобальные сверхзадачи. Но теперь не их время. Что им делать в современной науке?
Современная наука - это длинный кропотливый поиск решения очень узкой проблемы. Цех по производству потока диссертаций "о чем-то там в носу"... Нередко это, если не карабканье по служебной лестнице, то вечная битва с финансовыми проблемами своей лаборатории. Стояние в очередях, бой за гранты... Административная суета. Стали бы Ньютон или Эйнштейн теми, кто они есть в современной науке?
Гм...
А вот лженаука предоставляет такого рода людям (я знаю о чем говорю - сам такой) как раз то, что им надо. Борьбу с великанами-мельницами и глобальность, размах проблемы... Перестроить всю физику? Вот это задача!
Знаете что здесь самое удивительно?
Бог с ними, с фриками от физики. Но в той же альтернативной биологии, человек, скажем, может всю жизнь заниматься какой-нибудь био-энергетикой, разрабатывать какой-нибудь дикий прибор и верить, что его теория работает. Более того! Она действительно может работать! Как гимнастика Ци-гун или Фен-шуй. Какая разница, что дало еле заметный эффект? Древнекитайская теория цы или простое самовнушение или это вообще флуктуация? Здесь тоже действует проклятье размерности. Взаимодействует так много факторов, что черная пена местами сереет превращаясь, например, в действительно полезный паллиатив...

Научное средневековье XXI, XXII... ?

Вы не согласны со всем этим? Но допустим я прав. Любой экспоненциальный рост (например, рост популяции бактерий в чашке Петри на питательном бульоне) рано или поздно прекратиться. Наука первые 300 лет развивалась именно так. По экспоненте. Наивно думать, что так будет и дальше.
Что тогда ждет науку впереди?
Не знаю.
Все будет зависеть от общей социальной динамики в начавшемся веке. А ее никто не может надежно предсказать. Нас ждут трудные времена, осознание зыбкости нашего теперешнего благополучия и ... беспомощности науки помочь сохранить ценность европейской цивилизации.
А это значит, официальная, "белая" наука однажды опять впадет в социальную опалу. Я думаю, однажды после всех бурь и перемен наступит длительный период застоя. Некое просвещенное средневековье. Лучшее в науке будет далеко позади. История человечества как бы зеркально отобразиться. И точку (плосткость?) отражения мы вроде как уже прошли.
Мне почему-то очень нравится мысль, что однажды возникнет некий новый тип монашеского ордена, описанного Германом Гессе в "Игра в бисер". Некая "педагогическая провинция", обочина, где не накапливается общечеловеческое дерьмо. Главной задачей провинции будет простое сохранение достигнутого предками уровень знаний (перед лицом активного невежества) как величайшей ценности, священного Грааля. Конечно же еще Гессе показал что это рано или поздно станет духовной пустышкой. Но мало ли?
"Есть много в мире друг Горацио такого, что и не снилось нашим мудрецам..."
:)

Subscribe
  • 50 comments
  • 50 comments

Comments for this post were locked by the author